Фем-активістки висловлюються на тему експертності (текст і відео)


Приводом для підняття теми став проект Резиденція Солідарності, в рамках якого до Львова приїхали активістки Маріам (Київ) і Марина (Дніпро). 

Марина и Мариам: «Нас – як низових активісток – часто “трактують” або “тлумачать” на свій розсуд і не беруть наші політичні вимоги, нашу боротьбу, нашу діяльність та наш досвід до уваги. Тому ми хочемо поговорити про те, що таке експертність, як її набувають і кого репрезентує “експертна” феміністична позиція.

Мы сбиты с толку от количества экспертов в активистком круге, как мнения таких людей имеют влияние, а критические высказывания пропадают, не слышны и покрываются фундаментальным слоем экспертности, “а вы сами-то что сделали?”, “кто их сюда пустил?”. Мы хотим рассмотреть, покрутить, попрыгать эту самую экспертность, стать экспертками, посвятить вас в экспертки, конечно же, мы говорим с точки критики и анализа». 

Експертність – категорія, яка існує в ієрархічно організованих процесах. Чи потрібно думати про експертність у відриві від цього, чи варто спрямовувати свої критичні думки на деконструкцію цього поняття, якщо стратегічна мета – подолати ієрархічності в принципі? Коли я говорю про подолання ієрархічності, я маю на увазі в першу чергу її видиму та формальну частину, тобто такий стан справ, коли статус структурує процес передачі знаньспрямовуючи його виключно назовні.

Упродовж тижня ми разом з Мариною і Маріам влаштовували дискусії на означену тему та воркшопи з виготовлення колажів. У процесі так вийшло, що ми намагалися шукати відповідь, чи потрібна нам експертність у будь-якому з її видів, чи слід відмовитися від цього конструкту загалом і піддавати критиці всілякі зазіхання на експертну сферу від інших феміністок.

Ми не вбачали можливості повністю позбавити себе від «експертного мислення», але розмивали кордони, шукали шляхи наповнення цього поняття новим значенням, і емансипаційно приміряли на себе незвичні ролі тих, хто мають право видавати статуси – собі та іншим.

В цьому відео ви зможете почути і подивитись наших резиденток, дізнатись про їхню діяльність і зазирнути всередину Феміністичної майстерні та побачити, як організований процес резиденції. А далі в тексті — думки фем-активісток про концепт експертності.

Рімма: «Я сміливо відношу себе до людей з критичним мисленням, тому в моєму світогляді є сформоване правило задавати питання до будь-яких тверджень. Мені важливо в потоці інформації з будь якого ґатунку джерел відсіювати золото з поміж шумовиння піску. Власне під золотом маю на увазі цінну виключно для себе інформацію/знання/тезу, а піском – багатошаровий потік думок, що не є адекватним до суті справи питання. Тому внутрішньо завжди намагаюсь, перш ніж сприйняти та повірити певній думці, спочатку задати якомога більше питань до джерела походження цієї думки. В цьому процесі, власне, відбувається неперервний процес критики та підважування експертності. 

Коли береш в руки академічне серйозне наукове видання, звісно хочеться вірити, що люди, які насмілюються висловлювати там свої думки, роками попередньо вивчали питання, радились з іншими професіоналами та професіоналками, але всесвітня практика показує, що в цьому середовищі так само, як і на домашній кухні перманентно відбуваються помилки, ложне сприйняття тих чи інших питань та тверджень. Це відбувається завжди з різних причин, часто таких, що не залежать від самих суб’єктів мовлення (наприклад, піднімання дискримінаційних питань людьми, що не відносяться до постраждалої групи, не маючи відповідного досвіду та ін.). Та для того, щоб сприйняти як факт чиїсь думки як мінімум треба їх порівняти з іншими, задатись питаннями, яка взагалі ставилась мета на початку досліджень та інше. Знову ж таки, критикувати публічно тим чи іншим чином наукові середовища, не будучи в середині цього середовища, а відповідно подібного багажу, тільки тому, що маєш такий ресурс, є не зовсім адекватно, але підважувати для себе внутрішньо, чи заслуговують ці експертні думки на місце в моєму особистому житті це вже є мій вибір. 

З академічним середовищем насправді розібратись значно простіше, ніж з побутовими соціальними питаннями, на мою думку. Адже кожна людина маючи будь-який досвід життя набирається сміливості досить просто давати мені поради, просто тому що може. Чи дає право голосу людині по відношенню до мого життя прослуховування коротенького курсу онлайн, чи просто  те, що вона пожила на цій землі на 5-10-20 років більше ніж я, чи прочитавши один раз в своєму житті статтю про фемінізм, давати тези, що я помиляюсь зі своїм життєвим вибором? Й першим моїм зустрічним питанням буде: на якій підставі у вас є бажання бути експертом в моєму житті, якщо я не зверталась за порадою)».

Буми: «Когда ко мне самой приходит чувство уверенности? Непонятно, иногда уверенность приходит там, где ее совсем не жду. Очень зависит от присутствия подруг-единомышленниц.

Что-то подобное “давлению экспертности” я чувствую тогда, когда в отношениях (межличностных или общественных) есть иерархичность, авторитарность, регулярные заходы сверху, эйджизм, прямая и/или пассивная агрессия.

Я помню, что на воркшопе связывала экспертность и эйджизм… сейчас мне кажется, что его можно и не упоминать отдельно, т.к. он использует все эти приемы. Так, иногда я испытываю “давление экспертности” даже у нас на закрытых встречах в ФМ.

Из того, что я вынесла после воркшопов Мариам и Марины, для меня актуальна такая критика.

Во-первых, разрыва между практикой и теорией.

Во-вторых, разрыва между участницами дискриминационных групп и якобы представительницами этих групп из-за того, что у последних есть большая видимость в обществе и это является их привилегией, которой нет у первых. Это можно выделить как одну из первых причин, почему разрыв социальных положений в этой паре становится все больше и больше, и почему последние в итоге не являются на самом деле представительницами тех дискриминационных групп.

В-третьих, разница дозволенного поведения низовых активисток и эксперток (и соответственно, восприятие, оценка их работы, зарплата и пр.). Это было немного проговорено на воркшопах, и я тоже замечала – чем “экспертнее экспертка”, тем вероятнее то, то она будет вести себя более нормативно, “прилично”. В некоторой степени это уступка патриархальному обществу ради того, чтобы номинально успешнее выполнять свою работу активистки (но практически непонятно, улучшает ли это ту самую работу и насколько сильно? вопрос спорный). И в сравнении с ними дискредитируется поведение низовых активисток, которые больше могут себе позволить “радикальных” проявлений своего мнения».

ЁШ: «Нам требуется какой-то базис, какая-то точка уверенности и “спроможности”, чтобы начать “вещать”.

Когда я приехала во Львов, я начала вести блог и писала обо всём, что меня волнует, блог назывался “Ёш вещает”. А через два года я потеряла эту уверенность в своей позиции для того, чтобы вещать, поставила под сомнение всё ранее написанное, и удалила блог. При этом я стала больше выступать публично в связи с работой и общественной деятельностью: давать интервью и проводить лекции, и вполне комфортно чувствовала себя в этой роли. Я постоянно вспоминаю о блоге, и иногда не хватает его, чтобы поделиться какими-то мыслями, но я никогда не решаюсь вновь обрести эту позицию вещающей без приглашения.

Форма публичных высказываний очень влияет на то, кого аудитория представляет за этим высказыванием. Стрит-арт или личный видео-блог читается как личное высказывание. А когда ты выступаешь для СМИ с комментарием, то приходится отвечать за группу.

Точно так же подписываясь общественной организацией “Феміністична майстерня”, я уже как бы отвечаю за феминисток Львова. И тут возникает вопрос о правомочности представлять голоса других. Когда я говорю, например, про гендерные проблемы, нужно ли мне включить голоса либеральных феминисток или голоса квир-феминисток?

Когда я делаю запись в блоге или на заборе, я сама решаю, с какой позиции я говорю, сама определяю свои идентичности, выступаю в роли женщины или в роли кинокураторки или в роли наёмной работницы и т.д. А когда я говорю и за других, мне не помешало бы какое-то подтверждение о том, что они уполномочили меня это делать».

Мариам: «Я бы трактовала экспертность по-разному. Экспертность может быть, потому что человек в какой-то сфере долго, может быть наоборот, что человек не на практике, а в теории с какой-то темой хорошо знаком. И вся эта экспертность может быть репрессивной. Из-за того, что она есть, ты свой опыт обесцениваешь, думаешь: о, ну ладно, тут все такие экспертные, я, пожалуй, промолчу.

Мы обсуждали, что в сфере грантов, например, подразумевается, что вы можете на равных общаться с теми, кто даёт деньги. Например, в какой-то момент их деятельность вам не понравится, и ты можешь их критиковать. Мы говорили, что активисткам это обычно очень сложно делать, потому что это может быть опасно тем, что тебя перестанут поддерживать. Экспертность иногда соседствует с доступом к ресурсу. Поэтому иногда какие-то критические высказывания сложно озвучить.

В моём понимании было бы классно, если бы экспертность не равнялась иерархии. А получается, что когда кто-то представляется как экспертка, то к её мнению обращаются как к незаангажированному. И оно очень важно и объективное. А есть кто-то другие, мнения которых не так важно, потому что они только о своём опыте говорят».

Марина: «Я думаю о теме экспертности, и как с этой позиции воспринимается говорение; думаю об экспертности и авторитете, чьи слова для меня являются ориентирами и даже те, которые я могу просто услышать. Тут для меня сложный вопрос избирательности, если допустим, специалист в сфере рисования, начнет гнать жуткий сексизм, то я вряд ли буду к нему обращаться, начну искать другие возможности и да, я могу столкнутся с тем, что в этой сфере не могу найти близкого идеологически человека. И да это уже проблема.
Не всегда экспертка в своей сфере может быть для меня авторитетом. Должна сказать, у меня мало авторитетов и они ситуационные. Одна моя подруга сказала мне на мои слова о том, что я жалею, что не смогла поступить в театральное: “Марина, ты вряд ли бы доучилась, ты же авторитеты ставишь под сомнение, и это мягко говоря”.

Та экспертность, которую я вижу, для меня – патриархальный продукт и соответственно поддерживает вертикальную передачу знаний и опыта. В третьей волне феминизма, активистки пытались противодействовать этому создавая группы саморазвития. Экспертность поставлена на поток, где активисткам, работающим в сфере, нужно быстро усваивать материал  и работать на проектах. Мне мало представляются семинары по феминизму, я не могу представить себе это в виде продукта, по которому можно получить сертификат. Я думаю, в феминизме не может существовать та экспертность, которую видно в масс-медиа.

Во всяких шоу эксперты, как говорящие головы, призваны выступить в качестве человека, разбирающегося в сфере и создать картинку. Я бы ставила вопрос, когда кто-то обращается к экспертам, какая цель и какой формат отношения воспроизводится?

Мне очень понравилось идея делать сертификаты и колажи. Это меняет ход мысли, запускает на поиск визуального решения какой-то идеи в феминизме( сексизм, мизогиния и т.д.) Я думаю это может работать как методика. Хаха можно приглашать экспертов, работающих с темой коллажей, где могут дать методику работы, но опять же это будет вертикальное знание, а вот работа в обществе единомышленниц обсуждение проблем экспертности в феминизме и при это создание коллажей выглядит для меня ново и свежо.
Я понимаю, что мне сложно говорить о теме экспертности».

Мариам: «Когда я вернулась домой с Резиденции, я должна была отправлять резюме на вакансии, и я вписывала в эти резюме все свои сертификаты…И я вспоминала, как мы во Львове делали сами себе сертификаты-коллажи вместе с другими активистками.  И такая практика, мне кажется, создаёт больше пространства для каких-то горизонтальных построений отношений, когда можно на товарищеском или дружеском уровне какие-то штуки поддавать сомнению, и это в итоге приводит к тому, что можно… ну что-то хорошее делать. Такая у меня была мысль».

Фото з воркшопів та колажів

Проект «Резиденція солідарності» відбувається за підтримки за рахунок гранту від Фонду інститута «Відкрите суспільство» у співпраці з Правовою ініціативою Фондів відкритого суспільства»

Авторка: ЁШ
Ілюстрації учасниць воркшопів: Марина, Маріам, Бумі, Йош, Рімма

 


Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.